Германское издательство LAP LAMBERT Academic Publishing (LAP LAMBERT Academic Publishing is a trademark of: AV Akademikerverlag GmbH& Co. KG) предлагает книгу на русском языке "Промышленность Южного Урала в годы нэпа и предвоенных пятилеток" (ISBN: 978-3-659-25307-2, год издания: 2012, 120 страниц, 15 таблиц, 9 диаграмм, 102 источника литературы, цена - 49 ЕВРО), автор - Тихомиров Андрей Евгеньевич, аннотация на обложке "Промышленное развитие Южного Урала в годы нэпа и предвоенных пятилеток - тема, которая имеет актуальное значение для современной России. Вне зависимости от политических пристрастий, на первый план выдвигается проблема модернизации страны, ускоренное превращение страны в промышленно-развитую державу. В этой связи поиск основополагающих тенденций и закономерностей отечественного исторического опыта поможет лучше высветить пути решения современных экономических проблем. Строительство индустриального фундамента в России и СССР растянулось на долгие десятилетия. Бурное развитие промышленности, начавшееся в России после отмены крепостного права, продолжилось и при советской власти как цельный органически взаимосвязанный процесс. В конце 20-х -30-х гг. XX века, в связи с переходом к планируемому нечастнособственническому хозяйству руководство страны сделало ставку на теорию "скачка" - ускоренного перехода к развитому индустриальному обществу".
Заказать книгу: https://www.ljubljuknigi.ru


"Сборник статей"
В сборник вошли все ранее опубликованные статьи Тихомирова Андрея Евгеньевича (1986-2012 гг.). Тематика: история, политика, экономика, необъяснимое-объяснимо. 100 звёзд российской эстрады. Оренбург, 2014 г. ISBN: 978-5-906501-05-9
Заказать книгу: orenburgerallgemeine@narod.ru





Предвоенное развитие Южного Урала

Статья опубликована в белорусском журнале "Новая экономика", № 5-6, 2007, с. 101-125.

Тихомиров А. Е.

Восстановление экономики Южного Урала в конце 20-х гг. и форсированное развитие промышленности в 30-е гг. прошлого века означали создание индустриального фундамента в этом регионе. Масштабность задач индустриализации и крайняя лимитиванность всех средств заставляли усиливать планирование, жестко регламентировать задания, ресурсы для их выполнения, формы оплаты труда, режим работы. «Для Советского Союза годы, предшествовавшие второй мировой войне, ознаменовались дальнейшим ростом его экономического и политического могущества. С 1932 по 1937 год продукция советской промышленности возросла на 220 проц., в том числе по группе «А» — на 240 проц., по группе «Б» — на 200 процентов. Советский Союз превратился в передовую индустриальную державу и по общему объему промышленного производства выдвинулся на второе место в мире». [4, c. 223-224].
Промышленное преобразование страны было главным результатом политики индустриализации. При этом, как и намечал Сталин, суть курса составляла практика всемерного развития тяжелой промышленности. Легкой индустрии должного внимания не уделялось. Последнее обстоятельство препятствовало, с одной стороны, подъему жизненного уровня трудящихся, а с другой — активному накоплению средств для развития общества. Упор на развитие тяжелой индустрии превратился в самоцель, приобрел инерционный и вынужденный характер. Невозможно обойти молчанием и личность человека, который руководил в это время нашим государством – И.В. Сталина. «Упрекать Сталина в том, что он не предпринимал действий по мобилизации экономики – как минимум несправедливо»: об этом пишут современные авторы Суходеев В. и Соловьев Б. «Полководец Сталин» в книге «История России. Современный взгляд» [12,c. 14]. Так как «перед войной наша промышленность интенсивно осваивала новые виды вооружения. Разумеется, в ущерб товарам народно-хозяйственного назначения – ведь на карту было поставлено само существование Советского государства. Перевооружение стало возможным лишь благодаря проведенной в тридцатых годах индустриализации, за которую наш народ заплатил огромную цену. Но меньшую, нежели если бы мы оказались безоружными перед лицом немецко-фашистской армады, на которую работала вся покоренная Европа» [14,с.101].
Программа индустриализации Южного Урала включала в себя преимущественное развитие отраслей, производящих средства производства, прежде всего машиностроения и металлургии, без чего нельзя было рассчитывать на успешную реконструкцию всего народного хозяйства страны. Задача заключалась в том, чтобы построить мощную разностороннюю передовую промышленность с высокой производительностью труда, обеспечить технико-экономическую самостоятельность страны, создать новую материально-техническую базу для социалистического преобразования сельского хозяйства и укрепления обороноспособности страны. Индустриализация должна была привести к полному преобладанию социалистических элементов над капиталистическими в экономике страны, способствовать решению вопроса «кто – кого» в пользу социализма. Все это вместе вело к укреплению социалистических тенденций в экономике и означало ликвидацию предпринимательства в стране.
В годы второй и третьей пятилеток строительство промышленных предприятий приобрело на Южном Урале широкий размах, капитальные вложения в народное хозяйство Оренбуржья увеличились в 3,7 раза по сравнению с первой пятилеткой. Более половины их направлялось на развитие промышленности. В первой пятилетке на металлургических предприятиях Южного Урала был освоен выпуск свыше 30 марок высококачественных сталей, которые до того времени вывозились из-за рубежа. Выплавка чугуна в 1937 г. на Южном Урале возросла по сравнению с 1932 г. более чем в 2 раза, стали – примерно в 3,5 раза. [1,c. 380] В 1933 г. состоялся пуск Челябинского тракторного завода, Уфалейского никелевого завода. В 1934 г. началось строительство Орского никелевого и Медногоского медно-серного комбинатов, продолжилось строительство Орской и Халиловской ТЭЦ. На Магнитке коэффициент использования полезного объема доменных печей в 1937 г. равнялся 1,01, а в среднем по стране – 1,11.[7, с. 360].
Осуществлялась реконструкция предприятий: в Оренбурге были преобразованы и расширены заводы: им. Кирова, паровозоремонтный, кожевенный, пивоваренный; в Бузулуке вместо кустарных мастерских созданы станкостроительный и механический заводы. В годы 2-й пятилетки многие предприятия Орско-Халиловского района были введены в строй. В основном это были предприятия строительной индустрии, которые обеспечивали новостройки строительными материалами. В 1933 г. в Орске был введен в эксплуатацию деревообделочный завод, в 1935 г. стали давать продукцию заводы: алебастровый, кислородный, металлоконструкций, шлакобетонный. В 1936 г. введен в строй действующих первая очередь нефтеперерабатывающего завода, мясокомбинат, начали работу железорудный рудник и чугунолитейный завод. В Бугуруслане начали давать продукцию нефтепромыслы и асфальтовый рудник. «Всего за 2-ю пятилетку в Оренбуржье было введено в эксплуатацию 71 предприятие, в том числе 12 предприятий союзного значения. Вступила в строй железнодорожная линия Соль-Илецк – Уральск. Выпуск промышленной продукции за пятилетку увеличился более чем в 2,5 раза».[6. с. 19]. Валовая продукция промышленности Оренбургской области к 1937 г., по сравнению с 1932 г. выросла на 57%, производство электроэнергии увеличилось в 4,4 раза, выпуск металлорежущих станков – в 3,3 раза, производство кирпича – в 5,1 раза. Средства, вложенные в годы первой и второй пятилеток в развитие только одного Орско-Халиловского комплекса, были в 3 раза больше израсходованных на строительство Днепрогэса.[10, с. 186].
К концу 30-х гг. на Южном Урале действовали предприятия более 30 различных отраслей производства, выпускающую самую различную продукцию. Здесь были представлены следующие предприятия, заводы и фабрики: электростанции, торфодобывающие предприятия, добыча минералов для строительства, лесоразработки и лесосплав, производство минеральных стройматериалов, кирпичное производство, предприятия по производству стеновых и облицовочных материалов, ремонт локомотивов и вагонов, ремонт промышленного оборудования, сельхозмашин, тракторов и автомашин, мебельное производство, полиграфия, трикотажное, швейное, обувное производство, пищевое производство и пр.
По Челябинской области железорудная промышленность в 1937 г. дала продукции на 42,1 млн. руб., в 1939 г. – на 40 млн. руб.[13, с.20]. Крупное промышленное производство развивалось в Орско-Халиловском районе, здесь вступил в строй медно-серный и никелевый комбинаты, важное значение приобрело ускорение темпов строительства Орской ТЭЦ, которая должна была обеспечить электроэнергией все предприятия района. В общем объеме промышленной продукции Челябинска доля продукции тяжелой индустрии составила 90%. За годы первой и второй пятилеток число рабочих на промышленных предприятиях Челябинска возросло в 11 раз.[2, с.34] Промышленные базы края приобретали новые очертания, теперь кроме Оренбургского промышленного района, индустриальные предприятия появились в Орско-Халиловском регионе, где шла добыча железных и цветных руд, производство цветных металлов и нефтеперерабатывающая промышленность, Бузулукский – машиностроение и пищевое производство, Бугурусланский – нефтяная промышленность. Построены первые очереди Южно-Уральского никелевого комбината и медно-серного завода, стали работать первые агрегаты на Центральной электрической станции медно-серного комбината и Орской теплоэлектроцентрали. Пищевая промышленность области имеет крупный мясокомбинат в Орске, создан трест «Южуралтяжстрой», который ведет в больших масштабах промышленное и коммунально-жилищное строительство.
Наряду с развитием черной и цветной металлургии, машиностроения в Челябинской области широко развивается добыча угля. В Копейске закладываются новые шахты, в Коркине – новые разрезы, растет добыча угля и в других районах Южного Урала. Здесь за первую и вторую пятилетки введены в строй 21 шахта и 2 разреза для открытых работ. За годы предвоенных пятилеток в Челябинской области создана энергетическая база, обеспечивающая электроэнергией не только промышленные предприятия Южного Урала, но и других районов.
В Челябинской области создана также база по производству строительных материалов. К 1939 г. построено 8 крупных механизированных кирпичных заводов. Организовано производство огнеупорного кирпича (шамотного, динасового, магнезитового) на магнитогорском, Златоустовском, Ашинском, Уфалейском заводах и саткинском заводе «Магнезит». К 1940 г. производство чугуна в Челябинской области превышало уровень 1913 г. в 10 раз, стали – в 22 раза, проката – в 27 раз. Валовая продукция металлообрабатывающей промышленности возросла по сравнению с 1913 г. в 61 раз.[5, с.34].
Темпы роста промышленности на Южном Урале были значительно выше, чем в целом по стране. В годы предвоенных пятилеток промышленное производство возросло в 12 раз, а на Южном Урале – в 25 раз. По производству тракторов Челябинская область перед войной была на первом месте в СССР. Рост промышленности сопровождался развитием крупного механизированного сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности. Только за период с 1928 по 1938 гг. продукция пищевой и легкой промышленности возросла почти в 5 раз. .[5, с.45].
Широко развивается «социалистическое» и стахановское движение. На Челябинском тракторном заводе к августу 1939 г. имелось более 5,8 тыс. стахановцев, из них 853 двухсотника, что составляло 39,1% всех рабочих. Всего же стахановцев и ударников на заводе насчитывалось 57,8% общего числа рабочих.[11, №8]. По Магнитогорскому металлургическому комбинату ударников и стахановцев среди рабочих в 1939 г. было 57,9%.[7, ф. 288, о. 12, д. 44, л. 26]. В июле 1939 г. было организовано Всесоюзное соревнование рабочих ведущих профессий доменного и мартеновского производства. Большого успеха добились в нем уральские металлурги. Коллектив доменной печи №1 Магнитогорского комбината в составе мастеров Д. Т. Орлова, Ф. И. Толкачева, З. И. Арова, С. З. Переверзева, К. М. Миронченко, горновых С. Е. Дроздова, Т. А. Генкина, С. Н. Умрихина, Г. П. Бербакова, И. Г. Цирульникова завоевал первое место среди доменщиков страны.[3, с.205] Пример стахановцев использовался для пропаганды высоких трудовых достижений. Зачастую рекорды стахановцев опирались на рационализаторские предложения, разработанные совместно с инженерно-техническими специалистами предприятий. Бывало и по-другому: стахановцам создавали исключительные условия труда, предоставляя им самое лучшее оборудование; порой рекордсменам приписывали работу, произведенную подсобными рабочими. Стахановцы становились элитой рабочего класса страны: их награждали орденами, перед ними открывалась возможность успешного служебного продвижения.
Развивается рационализаторство и изобретательство. Например, на Челябинском ферросплавном заводе актив изобретателей насчитывал в 1938 г. 220 человек (почти 10% общего числа работающих). Если в 1937 г. 42 внедренных предложения дали около 520 тыс. руб. экономии, то в 1938 г. экономический эффект от внедрения 82 предложений составил почти 3463 тыс. руб., а 84 предложений в 1939 г. – 5509 тыс. руб.[8, ф. 288, о. 3, д. 239, л. 36-37]. В среднем шахтер-стахановец зарабатывал на Южном Урале более 1600 руб., а обычный шахтер — 400—500 руб. Средний заработок в промышленности не превышал 170 руб. (многие зарабатывали 100—120 руб.), а вспомогательный рабочий, причисленный к стахановцам, получал 400 руб. Стахановцам предоставлялись бесплатные квартиры, иногда даже с мебелью, машины, путевки в санатории и дома отдыха.
Подъем производительности труда стал решающим фактором роста производства. Если в первой пятилетке основные производственные фонды, число обслуживающих их рабочих и служащих, а также объем валовой продукции увеличились вдвое, то во второй пятилетке валовая продукция воз­росла еще больше, но при этом число рабочих и служащих росло в 4 раза медленнее, чем в годы предыдущей пятилетки. Такая же картина и по другим показателям: энерговооруженность увеличивалась в 4 раза быстрее, чем в годы первой пятилетки, производительность труда — в 2 раза. Подчеркнем главное: шло упорное освоение новой техники. Существовали и более мелкие привилегии — вплоть до персональных бесплатных мест в кинотеатре. Для рядовых же рабочих рекорды стахановцев (в еще большей степени, чем достижения ударников первой пятилетки) оборачивались повышением норм выработки и снижением расценок, т.е. Прямыми потерями в заработке и необходимостью трудиться более интенсивно. (Интенсивность труда не следует путать с производительностью, которая измеряется количеством продукции, произведенной в единицу времени. Интенсивность же труда — это количество энергии, затраченной работником в единицу времени.).
Отказ от чрезмерного форсирования индустриализации и усиленное внимание, обращенное на освоение техники, на использование передовых технологических приемов, дали ощутимые результаты. В результате огромного капитального строительства в период первой пятилетки на Южном Урале были созданы целые отрасли промышленности, совершенно или почти отсутствовавшие до этого: тракторная, автомобильная, станкостроительная, химическая, тяжелое машиностроение, производство самолетов и авиамоторов, многие виды оборонной промышленности. В итоге выполнения первого пятилетнего плана технический уровень, организация производства и производительность всех отраслей промышленности СССР поднялись на новый, гораздо более высокий уровень. Особенно разительные перемены произошли в машиностроении — сердцевине тяжелой индустрии. Основные фонды машиностроения обновились за годы пятилетки на 67,1%, в том числе парк металлорежущих станков — на 46,8%, а металлодавящих — на 51,4%. Техническая база машиностроения коренным образом изменилась: заводы оснащались новыми высокопроизводительными станками — автоматами, полуавтоматами, многорезцовыми и многошпиндельными станками, шлифовальными станками большой точности, формовочными машинами, аппаратами для газовой и электрической сварки металлов и т. д. Индивидуальный мотор почти полностью вытеснил старинную трансмиссию. Была создана собственная инструментальная и абразивная промышленность. Новое оборудование, установленное в годы первой пятилетки, в большей степени было импортным. Но, когда новые заводы заработали на полную мощность, страна была почти освобождена от необходимости импортировать машины и оборудование: За 1928 — 1931 гг. удельный вес импортного промышленного оборудования уменьшился с 32.5 до 17,8% (в 1913 г.— 63,8%).
Машиностроение стало переходить на самый передовой массово-поточный метод производства. Таким образом, одно из главных технических достижений пятилетки состояло в том, что в СССР было создано машиностроение, способное, как показало будущее, спроектировать и произвести любую машину. Первая пятилетка внесла вклад в технический прогресс страны и заложила основы дальнейших успехов.
За годы пятилетки была проделана большая работа по преодолению отставания черной металлургии. Более чем вдвое выросли производственные фонды этой отрасли. Тип наших металлургических заводов коренным образом изменился. Подача руды и топлива в домны была механизирована, разливку металла стали производить специальные машины, появились новые мощные воздуходувки, приборы и т. д. Наибольшим успехом в металлургии явилось освоение качественных сталей. Сырьевая база металлургии расширилась за счет ряда новых месторождений и коренной реконструкции старых. Несмотря на все это, отставание черной металлургии полностью преодолено не было. В цветной металлургии было заново создано производство алюминия, никеля и других редких металлов, значительно увеличилась выплавка меди, цинка и свинца. Однако производство цветных металлов еще далеко не удовлетворяло нужды народного хозяйства.
За годы пятилетки не только была расширена угольная база Союза, но и повысилась техническая оснащенность угледобычи за счет роста количества тяжелых врубовых машин и отбойных молотков. Благодаря применению передового метода вращательного бурения резко повысился технический уровень добычи нефти. Было освоено производство ряда новых продуктов переработки нефти: дорогие сорта масел, парафин и т. д. Резко увеличился выпуск бензина. Однако топливная проблема (и количественно и со стороны более рационального размещения топливных баз) в период первой пятилетки не была и не могла еще быть решена.
Более чем втрое выросла за годы пятилетки стоимость производственных фондов химической промышленности. В Советском Союзе была создана мощная коксохимия, азотная, калийная, апатитная, химико-фармацевтическая промышленность, было налажено производство искусственного волокна, синтетического каучука, пластмасс. Страна избавилась от необходимости импортировать некоторые химические продукты.
Хотя отрасли группы «Б» получили меньше ассигнований, чем намечалось, они сделали за годы пятилетки заметный шаг вперед. В пищевой промышленности были созданы мясокомбинаты современного типа, мощные консервные заводы с автоматическими линиями, рыбные хозяйства, оснащенные современными средствами лова. Швейные, обувные и другие предприятия, которые машиностроение оснастило современными машинами, превратились за годы пятилетки из кустарных или полукустарных производств в крупные механизированные объекты легкой индустрии.
В итоге выполнения первой пятилетки в связи с созданием мощной тяжелой отечественной индустрии Советский Союз из страны аграрной превратился в мощную индустриальную державу. По производству важнейших видов продукции за пятилетие был сделан огромный шаг вперед. Успешное выполнение грандиозных планов индустриализации было обусловлено небывалым размахом соревнования — высшей формы и высшего проявления «классовой сознательности» рабочего класса Главными формами соревнования в период первой пятилетки были ударничество, встречное планирование, хозрасчетные бригады. Возникшее в первые годы индустриализации движение ударников в период первой пятилетки сделало новые успехи. Ударники работали передовыми для своего времени методами, повышая производительность труда. Летом 1930 г., появились ударные цехи, и даже целые предприятия. К третьему году пятилетки в ударных бригадах состояло не менее одного миллиона человек. В мае 1930 г. рабочие завода «Ростсельмаш» создали сквозную ударную бригаду, которая взяла на себя обязательство обеспечить образцовое выполнение всех процессов изготовления машин — от заготовительных операций до сборки.
Большую роль в досрочном выполнении первой пятилетки сыграло встречное планирование, которое было основано на использовании резервов производства, на рационализации. Учитывая эти резервы, коллективы предприятий выдвигали встречные плановые задания государству. Составление встречных промфинпланов, дало значительный экономический эффект. Так, коллектив завода им. К. Маркса — инициатор движения — увеличил только во втором полугодии 1929/30 г. производительность труда на 40%. Встречное планирование вызвало широкое рационализаторское движение. В 1931 г. коллективы оренбургских и челябинских заводов выступили инициаторами новой формы соревнования на Южном Урале — создания хозрасчетных бригад [9. c. 45]. Бригады заключали договоры с администрацией цеха, в которых фиксировались повышенные обязательства рабочих в порядке встречного плана и обязательства администрации по созданию всех условий для его выполнения и материальному стимулированию бригад. Хозрасчетные бригады сыграли большую роль в борьбе за рентабельность производства.
Процесс создания мощной промышленности, происходивший на Южном Урале в обстановке преодоления серьезных трудностей, вызвал перестройку организации народного хозяйства. Создание новых отраслей промышленности, коренная реконструкция старых отраслей требовали более конкретного централизованного управления в отраслевом разрезе. Поэтому в 1932 г. было проведено разукрупнение ВСНХ и созданы отраслевые наркоматы: тяжелой, легкой и лесной промышленности.
Создание мощной промышленности привело к резкому росту потребностей народного хозяйства в перевозках. План пятилетки предусматривал серьезную реконструкцию и расширение материально-технической базы транспорта, в первую очередь железнодорожного. Одним из главных пунктов ее являлось железнодорожное строительство. В годы первой пятилетки осуществлялось строительство новых линий железных дорог, развитие станций и узлов, сооружение вторых путей и т.д. Регион получил значительный прирост железнодорожной сети. Среди железнодорожных новостроек важнейшее народнохозяйственное значение имел Турксиб — одна из самых больших строек первой пятилетки. Строительство Туркестано-Сибирской магистрали - было завершено в 1931 г. Эта железная дорога имела важнейшее значение: она соединила лес и хлеб Западной Сибири с хлопком Средней Азии. Более половины всех построенных в пятилетке новых дорог приходилось на восточные районы страны: для развития Карагандинского угольного бассейна была построена линия Боровая — Акмолинск — Караганда; для Урало-Кузнецкого комбината — Троицк — Орск, Карталы — Магнитогорск; для дополнительного соединения Урала с Сибирью—Щедринск—Курган.
За пятилетку было построено 3,4 тыс. км вторых путей на наиболее грузонапряженных линиях: Челябинск — Омск, в Донбассе и на других магистралях. Это увеличило пропускную способность дорог. Большие работы были проведены по реконструкции транспортного хозяйства. Быстрый рост отраслей народного хозяйства страны в годы первой пятилетки ставил перед транспортом большие задачи по увеличению грузооборота и перевозок пассажиров. В их осуществлении основная роль принадлежала железнодорожному транспорту. Задания железнодорожного и речного транспорта по грузо – и пассажирообороту совокупно (сумма тонно-километров и пассажирокилометров) были выполнены за 4 года и 3 месяца.
С созданием отечественного автомобилестроения и развитием дорожного строительства повысилась роль автомобильных перевозок. За годы первой пятилетки были построены десятки тысяч километров новых дорог, в том числе 12,8 тыс. км дорог с твердым покрытием, автомобильный парк увеличился почти в 4 раза, при этом 70% машин были отечественного производства. Вырос и окреп воздушный флот. В несколько раз расширилась сеть регулярно эксплуатируемых линий, значительно повысилась техническая оснащенность Аэрофлота. Развивающееся отечественное самолетостроение пополняло авиапарк новыми типами самолетов: «АНТ-14», «Сталь-2» и др. За пятилетку перевозки грузов на Южном Урале увеличились в 5 раз, а пассажиров — в 3,5 раза. Несмотря на определенные успехи в реконструкции и развитии транспорта, темпы его развития из-за нехватки необходимых капитальных вложений в равной мере для всех отраслей хозяйства серьезно отставали от темпов развития промышленности.
В результате выполнения первой пятилетки был создан фундамент экономики на Южном Урале. Теперь главная проблема заключалась в полном завершении реконструкции всего народного хозяйства, завершении переустройства всего уклада жизни народа. Для решения этой проблемы руководство страны разработало второй пятилетний план на 1933—1937 гг. Директивы по второй пятилетке были утверждены на XVII партконференции, состоявшейся зимой 1932 г. Созванный в январе 1934 г. XVII съезд партии утвердил второй пятилетний план.
Основная экономическая задача — в завершении технической реконструкции всего народного хозяйства, создании новой технической базы для всех отраслей народного хозяйства. Первое пятилетие было периодом, прежде всего огромной стройки. Второе пятилетие должно было завершить недостроенное, пустить на полную мощность предприятия, взять от техники все, что она может дать, вы пустить больше продукции, повысить ее качество. Для этой цели необходимо было вновь создать или подвергнуть коренной реконструкции свыше 1300 индустриальных объектов. Далее, требовалось отобрать самое передовое и совершенное из зарубежного технического опыта и сделать его достоянием промышленности, а в ряде отраслей, где зарубежный опыт не мог помочь, например, в системах высоковольтных передач с кольцеванием, самим создать технические средства.
За годы второй пятилетки нашими вузами и техникумами было выпущено вдвое больше специалистов, чем в предыдущем пятилетии. Шла усиленная подготовка квалифицированных рабочих через школы ФЗО, кружки по техническому минимуму, курсы ученичества и т. д. Технике учились миллионы людей. Но менялась не только производственная квалификация, коренным образом менялись взгляды людей на труд. В ходе строительства перевоспитывались народные массы в духе построения «нового светлого будущего».
В годы второй пятилетки «социалистическое» соревнование вступило в новый этап. Многие рабочие и инженеры поняли, например, что, освободив квалифицированного рабочего от вспомогательных операций, можно добиться большей производительности труда. Так родилось движение новаторов производства. В те годы это движение получило название стахановского, по имени донецкого шахтера Алексея Стаханова. В короткое время движение новаторов охватило промышленность на Южном Урале. Развитие движения новаторов позволило резко поднять производительность труда в промышленности. Вместо запланированных 63% производительность труда за пятилетие выросла на 82% против 41% в первой пятилетке. За счет повышения производительности труда получено 2/3 всего прироста промышленной продукции.
Отраслевая система руководства промышленностью. Большое значение имело укрепление организации руководства промышленностью. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 марта 1934 г. «Об организационных мероприятиях в области и хозяйственного строительства» весь советский аппарат сверху донизу перестраивался на территориальной и производственной основе. Промышленные объединения (промежуточное звено между трестом и наркоматом) ликвидировались. Управление той или иной отраслью сосредоточивалось в отраслевом наркомате, непосредственное руководство однородными предприятиями — в тресте (главке).
Постановлением правительства от 15 июля 1936 г. главкам промышленных наркоматов предоставлялись, хозрасчетные права. Такая система управления — завод — трест — наркомат — вполне соответствовала задачам развития и реконструкции многоотраслевой индустрии и просуществовала длительное время. Особое значение имела в то время деятельность Наркомата тяжелой промышленности. Через несколько лет с развитием индустриальных отраслей из этого наркомата выделилось несколько десятков отраслевых наркоматов и ведомств.
В годы второй пятилетки была создана новая техническая база индустрии. В 1933—1937 гг. действующие орудия и средства производства были обновлены на 50—60%. Если учесть обновление оборудования в первой пятилетке, то получается, что к концу второго пятилетия было достигнуто почти полное обновление производственного аппарата советской индустрии. Следовательно, за годы двух пятилеток в СССР была создана совершенно новая современная индустрия, состоящая из тысяч новых предприятий и коренным образом реконструированных старых заводов и фабрик. Благодаря технической реконструкции резко выросла вооруженность рабочих средствами производства. Однако полностью механизировать весь производственный процесс, включая вспомогательные работы, заготовительные операции и т. д., еще не было возможности.
До комплексной механизации производственных процессов было еще далеко. Так, откатку угля удалось механизировать только на 47,6%, земляные работы на строительстве — на 47,5%, а на лесоразработках продолжал господствовать ручной труд. Во всех отраслях промышленности появились новые отечественные, созданные по последнему слову техники машины и механизмы. Этому немало способствовало техническое творчество советских людей. Как никогда раньше, на Южном Урале развернулось изобретательство. Среди них — для обточки паровозных колес без выкатки их из-под паровоза (вместо трех дней операция занимает 2 часа), усовершенствованный турбобур, машина для восстановления электроламп (годовая экономия свыше 3 млн. руб.), аппарат для сухой очистки горячего доменного газа, прибор для улавливания из породы золота путем центробежной силы и взмучивания, прибор для улавливания редких металлов на драгах, машина для отливки чугуна и стали под давлением с точностью в 0,02—0,05 мм. путёвой струг, балластировочная машина, заменяющая на пути сотни рабочих, путеукладчик, две конструкции горного комбайна, углемоечная машина, первый в мире автомат для обработки срезанных поверхностей с фотоэлектрическим копиром и др.
Наше машиностроение обеспечило изготовление оборудования для завершения технической реконструкции всех отраслей народного хозяйства, а также для моторизации и механизации наших Вооруженных Сил. Уже в 1936 г. задания пятилетки по машиностроению были выполнены. Основные производственные фонды в машиностроении и металлообработке увеличились за пятилетку почти вдвое. К началу 1937 г. новые и полностью реконструированные заводы составляли 88,6% производственного аппарата машиностроения, а дореволюционное — только 11,4 %.
За годы второй пятилетки была достигнута проектная мощность заводов тяжелого машиностроения, автомобильных, тракторных, станкостроительных и других. Был также налажен выпуск новейшего энергетического оборудования: мощных турбин, новых прямоточных котлов, сверхмощных трансформаторов и т. д., а также некоторых современных видов прессов и молотов (хотя по некоторым из этих показателей план не был выполнен). К концу второй пятилетки тракторные заводы перешли на производство более мощных гусеничных тракторов. Автозаводы освоили выпуск новых, лучшей конструкции грузовых и легковых автомашин. Выдающимся достижением советских машиностроителей явилось освоение производства мощных прокатных станов — блюмингов и слябингов. В связи с успехами машиностроения страна была освобождена от необходимости ввоза машин. После второй пятилетки и вплоть до развития мирового социалистического разделения труда СССР ввозил только единичные образцы новых машин и оборудования. Благодаря успехам машиностроения и большому капитальному строительству ряд важнейших отраслей промышленности изменил свое лицо.
Черная металлургия на Южном Урале по своей технической базе достигла уровня наиболее передовой в то время металлургии США. Отставание в производстве черных металлов от потребностей хозяйства было в основном ликвидировано. Резко возрос общий уровень механизации угледобычи, в строй встали несколько огромных шахт в Кузбассе. Машиностроение снабдило шахты первоклассными врубовыми и погрузочными машинами, электровозами, электрическими отбойными молотками, электролебедками и другой современной техникой. Была завершена в основном электрификация промышленности региона. Было построено в регионе 17 мощных тепловых электростанций, 11 гидроэлектростанций, увеличены мощности действующих электростанций. За годы пятилетки выработка электроэнергии увеличилась в 2,7 раза, увеличилась энерговооруженность рабочего. Расходы электроэнергии на электроемкие технологические процессы возросли в 7 раз.
Многое было сделано во второй пятилетке для решения важнейшей задачи — химизации народного хозяйства. Расширилась сырьевая база химической промышленности. Развивалась коксохимия, переработка нефти и другие отрасли химической промышленности. В строй вступил целый ряд современных, по последнему слову техники оборудованных предприятий легкой и пищевой промышленности. Благодаря достижениям в машиностроении больших успехов достигла пищевая промышленность, она превратилась в современное высокомеханизированное производство. План пятилетки был перевыполнен.
Необходимо учитывать, что для реализации намеченной программы капиталовложений пришлось привлечь значительно больше людей, чем предполагалось. Если принять во внимание, что почти единственным источником дополнительной рабочей силы была деревня, дававшая совершенно неквалифицированные кадры, то станет ясно, почему не могла быть достигнута и запланированная величина прироста производительности труда. В ходе проведения первой пятилетки миграция охватила огромные массы людей, перемещавшихся главным образом из деревни в город, из одного промышленного центра в другой. Текучесть рабочей силы в короткий срок приняла небывалые размеры. Нехватка техники, преобладание ручного труда, увеличенные задания, чаще всего, не подкрепленные должным расчетом, толкали руководителей предприятий и строек на внеплановое расширение штатов. Это вело к обострению жилищной проблемы, к срывам в снабжении рабочих и служащих продовольствием.
Существенным изменениям подверглась финансовая система. Теперь все накопления изымались в госбюджет. Отпала необходимость в тех видах платежей предприятий государству, которые были нормой в 20-х гг. Вместо 86 видов платежей установили всего два: отчисления от прибыли и налог с оборота. В сочетании с другими мерами это позволило правительству иметь огромные средства для нового строительства, для бесплатного предоставления предприятиям фондов, для узаконенного существования и развития нерентабельных предприятий и даже планово убыточных отраслей. Одновременно все звенья воспроизводства, все его факторы, все его участники, все задания, ресурсы для их выполнения, нормы оплаты труда — буквально все становилось объектом прямого централизованного регламентирования. Особое значение в этих условиях приобретали такие показатели, как досрочность выполнения заданий, превышение уровня роста к предыдущему периоду.
В этом заключались крупнейшие успехи, выдающиеся результаты технической реконструкции индустрии в годы второй пятилетки. Однако наряду с этим в плане развития промышленности обнаружились также отдельные недостатки. Техническая база лесной промышленности почти совершенно не прогрессировала. Недостаточными темпами внедрялась новая техника и в легкую промышленность. В результате угрозы войны большие расходы шли на производство вооружения. Это обстоятельство явилось причиной того, что легкая промышленность не выполнила программы.
Практически полное обновление производственного аппарата промышленности, завершение строительства и ввод на полную мощность ряда крупнейших объектов первой пятилетки, создание многих новых предприятий — все это привело к тому, что основные отрасли промышленности во второй пятилетке резко увеличили выпуск продукции. Темпы роста промышленности во второй пятилетке были несколько ниже, чем в первой. Общим итогом второй пятилетки в крае промышленности явилось более чем двукратное увеличение промышленной продукции, по сравнению с 1929 г. более чем четырехкратное, по сравнению с 1913 г. шестикратное.
Гигантский промышленный подъем СССР происходил на фоне небывалого экономического кризиса капиталистического мира 1929—1933 гг., кризиса, сменившегося длительной депрессией. К 1937 г. капиталистический мир едва достиг уровня производства предкризисного 1929 г., чтобы со второй половины 1937 г. вновь быть низвергнутым в пучину нового кризиса, длившегося вплоть до начала второй мировой войны. В результате выполнения второй пятилетки СССР во многом благодаря промышленной базе Южного Урала вышел на второе место в мире и на первое место в Европе по абсолютному объему промышленного производства, обогнав Германию, Англию, Францию. Наша страна превратились в одну из наиболее развитых индустриальных держав мира.
План третьей пятилетки исходил из необходимости резкого повышения военно-экономического потенциала СССР, укрепления обороноспособности страны. С этой целью планом предусматривалось форсированное развитие оборонной промышленности, создание крупных государственных резервов, прежде всего по топливу, электроэнергии и по производству некоторых других, имеющих оборонное значение видов продукции, расширение на востоке страны угольно-металлургической базы, создание мощной нефтяной базы — «Второго Баку» — в районе между Волгой и Уралом. Планом третьей пятилетки намечалось новое промышленное строительство в основном в восточных районах страны. По ряду отраслей машиностроения, нефтепереработки и химии в восточных районах страны предусматривалось строительство предприятий-дублеров.
Большое экономическое и оборонное значение имел взятый курс на строительство предприятий среднего размера - вместо промышленных гигантов, которые создавались в предыдущие годы. Это позволило сокращать сроки строительства и ввода в действие производственных мощностей, а также рассредоточивать новые предприятия по различным экономическим районам страны. Третий пятилетний план предусматривал завершить комплексную механизацию сельскохозяйственных работ и увеличить производство сельскохозяйственной продукции примерно в полтора раза.
Годы третьей пятилетки были ознаменованы новым подъемом соревнования. Появились многие новые формы движения новаторов производства. Особенно широкое распространение получило в годы третьей пятилетки движение многостаночников, зародившееся летом 1939 г. в машиностроительной промышленности. К середине 1940 г. на машиностроительных предприятиях Южного Урала этим движением было охвачено уже около 10 тыс. человек. Движение многостаночников существенно повышало производительность труда и экономило рабочую силу.
Другой новой формой движения новаторов было совмещение нескольких профессий. В угольной промышленности широко развернулось соревнование за освоение циклического метода добычи угля, движение врубмашинистов-десятитысячников, обязавшихся давать не менее 10 тыс. т угля в месяц на одну врубовую машину. Опыт замечательных новаторов производства широко распространялся по стране. Благодаря творческим дерзаниям новаторов на многих предприятиях выросла производительность труда, нормы выработки повысились в соответствии с теми возможностями, которые предоставляло первоклассное оборудование. За три года пятилетки производительность труда в промышленности Южного Урала выросла на 33%.
В период третьей пятилетки осуществлялось большое капитальное строительство в черной металлургии. Завершалось строительство Магнитогорского металлургического комбината, ряд заводов Южного Урала подвергался реконструкции и расширению. В результате Советский Союз накануне Великой Отечественной войны занял первое место в мире по мощности новых производственных агрегатов черной металлургии. Однако, несмотря на эти успехи, в годы третьей пятилетки наблюдался некоторый разрыв между производством металла и нуждами страны. Особенно велика была потребность в качественных сталях, для производства которых требовалось все больше цветных и редких металлов. Однако наращивание производственных мощностей в черной металлургии, которая являлась важным участком борьбы за повышение военно-экономического потенциала страны, несколько опередило развитие цветной металлургии.
К началу третьей пятилетки рост производственных мощностей промышленности несколько опережал развитие энергетической базы. Третья пятилетка должна была ликвидировать эту частичную диспропорцию. Начались работы по созданию грандиозного каскада электростанций «Большая Волга» (впоследствии прерванные войной). Был сооружен ряд гидравлических и тепловых электростанций, в результате чего энергетические мощности выросли за 1938—1940 гг. на 3 млн. квт и уровень энерговооруженности индустрии был резко поднят.
Капитальное строительство и техническая реконструкция в химической промышленности позволили несколько подтянуть эту отставшую отрасль производства. В 1940 г. СССР вышел на первое место в Европе по производству серной кислоты и других продуктов основной химии. На базе сырья Кара-Богаз-Гола решалась проблема преодоления «содового голода», ощущаемого в промышленности, несмотря на то, что за годы довоенных пятилеток производство соды выросло в 2,4 раза. В годы третьей пятилетки развивалось производство калийных удобрений, однако в целом производство химических удобрений развивалось слишком медленно и далеко не удовлетворяло потребностей народного хозяйства.
Одна из главных проблем машиностроения была ликвидация отставания в производстве станков и энергетических машин. Хотя выпуск металлорежущих станков увеличивался на Южном Урале из года в год, все еще сравнительно мало выпускалось станков новейших высокопроизводительных типов, специальных, точных, копировальных станков. Отставала технология производства, слабо развивалась научно-исследовательская работа, недостаточно проводилась специализация станкостроения. Для ликвидации этого отставания развернулось строительство новых предприятий, а также реконструкция заводов в Оренбурге, Орске, Челябинске, Магнитогорске и других городах. В результате выпуск фрезерных, расточных, револьверных и других станков увеличился, наша промышленность начала изготовлять тяжелые карусельные, продольно-строгальные станки и станки других новых видов. Сосредоточение производства станков в значительной степени на специальных заводах дало громадный экономический эффект, среднегодовой выпуск станков в 1938—1940 гг. достиг 56,3 тыс. шт. против 34,6 тыс. шт. во второй пятилетке. Выросло и отстававшее прежде энергетическое машиностроение. За один лишь 1940 г. турбин по мощности было выпущено в 200 раз больше, чем в 1913 г. За мирные годы третьей пятилетки было освоено производство весьма сложной металлургической (крупные рельсобалочные станы, непрерывно действующие станы и т. д.) и горной техники.
Рост добычи каменного угля и нефти в годы третьей пятилетки обеспечивался как путем механизации производственных процессов, так и путем создания новых шахт и скважин, освоения новых месторождений. В 1940 г. непосредственно добыча угля на шахтах страны была механизирована на 94,5%, что значительно повысило производительность труда шахтеров. Если бы производительность труда оставалась на уровне 1927—1928 гг., то для достижения объема угледобычи 1940 г. только в Донбассе потребовалось бы дополнительно 400 тыс. человек. Новые шахты сооружались главным образом средней и небольшой мощности, с целью ускорения сроков строительства. В 1940 г. новые шахты составляли 70% всех шахт страны.
В 1939 г. произошло сокращение производства чугуна и стали, а добыча угля фактически оставалась на одном уровне. На многих предприятиях, особенно в нефтяной промышленности, промышленности стройматериалов и др., допускался перерасход сырья, топлива, электроэнергии, в результате чего не выполнялся план снижения себестоимости. Медленно внедрялась новая техника в электроэнергетике. Часто ощущалась нехватка рабочей силы, особенно квалифицированной. Были случаи нарушений в системе оплаты труда, нарушался принцип материальной заинтересованности работников, наблюдалась текучесть рабочей силы. Очень важной и довольно острой была в предвоенные годы проблема подготовки рабочей силы. Для обеспечения промышленности и транспорта квалифицированной рабочей силой Указом Президиума Верховного Совета в октябре 1940 г. была создана система государственных трудовых резервов: профессиональные технические учебные заведения — ремесленные училища, железнодорожные училища и школы фабрично-заводского обучения.
Большое значение приобрели вопросы укрепления трудовой дисциплины. В условиях нависшей военной угрозы необходима была максимальная мобилизация усилий по выполнению производственных планов, в том числе особенно на оборонных предприятиях. В этих условиях необходимо было усилить борьбу с дезорганизаторами производства, летунами, лодырями, прогульщиками. В декабре 1938 г. СНК СССР, ЦК ВКП(б) и ВЦСПС приняли постановление, направленное на укрепление трудовой дисциплины и борьбу с дезорганизаторами производства. Борьба за повышение производительности труда и укрепление дисциплины труда на предприятиях требовали повышения роли мастера — младшего командира производства. Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР в мае 1940 г. «О повышении роли мастера на заводах тяжелого машиностроения» предоставляло мастерам большие права в расстановке рабочей силы, установлении тарифных размеров, по приемке и сдаче готовой продукции и т. д. В июне 1940 г. вышло постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О мероприятиях, обеспечивающих выполнение установленного плана выплавки чугуна, стали и производства проката».
Огромный скачок за довоенные годы совершила промышленность Южного Урала. Перед войной валовая продукция всей промышленности Южного Урала по сравнению с 1913 г. выросла в 8,5 раз, в том числе продукция крупной промышленности — в 12 раз. В довоенные годы особенно быстрыми темпами росло производство тяжелой промышленности. Однако и производство товаров народного потребления достигло в стране значительных успехов. На Южном Урале появились новые отрасли промышленности: автомобильная, тракторная, самолетостроительная, электротехническая, радиопромышленность и т. д.
Конец 1940 — начало 1941 годов стали переломными для черной металлургии Южного Урала. Рабочие всех цехов, агрегатов, участков взяли повышенные обязательства. Каждую декаду проводилась проверка выполнения взятых обязательств. Для лучших бригад, смен, агрегатов в цехах были установлены переходящие Красные Знамена. На сменных собраниях рабочих, в стахановских школах и на семинарах была организована передача опыта передовых сталеваров, доменщиков, коксовиков. Лучшие сталевары Магнитки Ермоленко, Соколов, Луков, Колесов, Кононенко и другие делились своими приемами шихтовки плавок, завалки печей, выпуска плавок по заказам. Мастер Зуев проводил беседы с вальцовщиками о настройке станов, о выпуске стали различных профилей.

Промышленное производство на Южном Урале в конце 30-х гг.
Таблица 1
Промышленное производство, предприятия

электростанции
торфодобывающие предприятия
добыча минералов для строительства
лесоразработки и лесосплав
производство минеральных стройматериалов
кирпичное производство
производство стеновых и облицовочных материалов
ремонт локомотивов и вагонов
ремонт промышленного оборудования, сельхозмашин и тракторов
мебельное производство
полиграфия
трикотажное, швейное, обувное производство
пищевое производство

Вопреки запланированному промышленность группы «Б» не превзошла по темпам роста отрасли группы «А». Как и в первой пятилетке, лидером оставалась тяжелая индустрия. Все основные силы и средства направлялись сюда.

Темпы промышленного производства в годы предвоенных пятилеток
Таблица 2

Регионы Рост промышленного производства с конца 20-х гг.

СССР в 12 раз
Южный Урал в 25 раз

Быстрыми темпами росло городское население Урала. В 1926 г. в Свердловске проживало 140,3 тыс., а в 1939 г. — 425,3 тыс. жителей, т. е. число жителей выросло более чем в 3 раза. Население Перми соответственно возросло со 119,8 тыс. до 255,2 тыс. (в 2,1 раза), Ижевска — с 63,2 тыс. до 175,6 тыс. (почти в 2,8 раза), Уфы — с 98,5 до 175,6 тыс. человек, или более чем в 2,5 раза [13 ]. Городское население Свердловской области в 1939 г. составляло почти 60%, Челябинской — 42,2, Пермской — около 40, а в среднем по Уралу — 35,3 %. В Башкирской и Удмуртской автономных республиках, в Оренбургской области преобладало сельское население. Отметим, что по СССР доля городских жителей равнялась в 1939 г. 32 %.
В результате преобразований были окончательно ликвидированы все предпринимательские элементы, построение «основ социализма» в стране привело к изменению социального состава населения. В 1939 г. рабочие и служащие составляли 54,29 % населения Урала, колхозное крестьянство и кооперированные кустари — 43,36, крестьяне-единоличники — 2,35%, а по СССР соответственно 50,2; 47,2; 2,6 % [13].

Социальный состав населения Южного Урала в 1939 г.

Диаграмма 1

рабочие и служащие – 54,29%
колхозное крестьянство, кустари – 42,36%
крестьяне-единоличники – 2,35%.

Социальный состав населения СССР в 1939 г.

Диаграмма 2

рабочие и служащие – 50,2%
колхозное крестьянство, кустари – 47,2%
крестьяне-единоличники – 2,6%.

Возрастание доли рабочих и служащих в общем составе населения особенно ярко видно на Среднем Урале. Удельный вес рабочих и служащих по Свердловской области среди всего населения составлял 75,8%, Челябинской — 67,3, Пермской — 58,5%, что явилось отражением мощного индустриального развития этих областей в годы предвоенных пятилеток.
Во всех отраслях народного хозяйства Урала было занято почти 5914 тыс. человек, или около 44 % всего населения края, СССР — 46,2%. Причем в сельском хозяйстве Урала имели занятие на 5,6 % меньше, чем по СССР, а в лесном — на 2,9 % больше, чем по стране в целом. Это связано с ролью, которую играли эти отрасли в народном хозяйстве региона.
В 1939 г. в народном хозяйстве Урала трудилось почти 2119 тыс. рабочих и около 978,5 тыс. служащих, т. е. более 9,1 % их общего числа в стране. Рабочие и служащие составляли более 52,3 % числа лиц, имевших занятие. Наиболее крупный отряд трудящихся Урала составляли промышленные рабочие — 40,2% всех рабочих в народном хозяйстве. Среди промышленных рабочих ведущее место принадлежало рабочим машиностроения и металлообработки, на них приходилось более 30,1 % от занятых в промышленности: Удельный вес рабочих, занятых в строительстве, равнялся 8,84%, на транспорте — 8,74, в сельском хозяйстве—12,55, лесном — 8,36 % общего числа рабочих в народном хозяйстве Урала.

Соотношение рабочих в народном хозяйстве Южного Урала к концу 30-х гг.

Диаграмма 3

промышленность – 40,2%
строительство – 8,84%
транспорт – 8,74%
сельское хозяйство – 12,55%
лесное хозяйство – 8,36%
остальные отрасли – 21,31%

Доля женщин, занятых в народном хозяйстве региона, составляла почти 33,8% общего числа рабочих, 36,1 %—служащих. Наибольший удельный вес женщин был в промышленности Южного Урала — более 35,1 % всех рабочих. Из отдельных отраслей промышленности больше всего женщин было занято в машиностроении и деревообработке — почти 34,8%, на транспорте и в связи — более 33,4, в черной металлургии — почти 31 % всех рабочих. По СССР удельный вес женщин, занятых в народном хозяйстве, составлял 43 %.

Соотношение мужчин и женщин, занятых в промышленном производстве Южного Урала в конце 30-х гг.

Диаграмма 4

женщины – 35,1%
мужчины – 64,9%

Основным источником пополнения рабочего класса Южного Урала в предвоенные годы оставалось крестьянство. Подтверждением этого является опережающий рост городов, об этом же свидетельствуют данные миграции населения по областям, республикам, региону. Среди прибывших в города Свердловской области в 1937 г. почти 54 % составляли сельские жители, Челябинской — 53%, Оренбургской — 61%, Башкирской АССР — 62%, Удмуртской АССР — почти 69%. Аналогичная картина наблюдалась и в последующие годы. Среди прибывших в 1938 г. в города сельские жители составили по Свердловской области почти 51%, Челябинской — 53%, Оренбургской — более 57%, Башкирской АССР — более 59%, Удмуртской АССР — почти 68% . Следует отметить и тот факт, что в значительной мере население городов Урала пополнялось за счет внутреннего перераспределения. За 1938 г., например, мигранты из других городов, областей и республик страны составили по Свердловской области 44,66%, Челябинской — 48,54, Оренбургской — 45,47, Башкирской АССР — 29,8, Удмуртской АССР —37 %, т. е. от половины до 2/3 всех прибывших в города Урала составляло местное население. Наибольший прилив населения в города Южного Урала из-за пределов региона наблюдается из Татарской АССР, Кировской, Куйбышевской областей, Дальневосточного края и др. Так, в города Свердловской области в 1937 г. прибыло из Кировской области более 25,5 тыс., Татарской АССР — почти 16,8 тыс., Дальневосточного края — около 3,5 тыс. человек, из них из сельской местности соответственно 23,1 тыс., 14,2 тыс., 681 тыс.

Прибывшее население регионов Урала на работу в промышленность в 1937 г.

Диаграмма 5

Оренбургская область – 61%
Свердловская область – 54%
Челябинская область – 53%
Башкирская АССР – 62%
Удмуртская АССР – 69%

Прибывшее население регионов Урала на работу в промышленность в 1938 г.

Диаграмма 6

Оренбургская область – 57%
Свердловская область – 51%
Челябинская область – 53%
Башкирская АССР – 59%
Удмуртская АССР – 68%

На предприятия, рудники, шахты Оренбургской и Челябинской областей в 1940 г. прибыло из западных областей Украины, Белоруссии, а также Бесарабии около 8 тыс. человек. Таким образом, главным источником пополнения рядов рабочих оставалось колхозное крестьянство, которое насильно вовлекалось в стройки первых пятилеток. Воспроизводство рабочих кадров шло и на собственной основе, а также за счет вовлечения женщин, не занятых в общественном производстве.
Основной формой пополнения рабочего класса в годы третьей пятилетки был оргнабор, в значительной мере предприятия комплектовались рабочими кадрами стихийно, важную роль в смягчении дефицита сыграло патриотическое начинание женщин, выступивших за овладение мужскими профессиями. С октября 1940 г. дело обеспечения промышленности рабочими кадрами было переведено на общегосударственную плановую основу. Эти формы пополнения трудящимися были характерны и для предприятий Южного Урала.
Сложные задачи индустриализации решались в трудных условиях. На Южном Урале не хватало квалифицированных кадров рабочих, служащих, инженеров. Индустриализация Южного Урала - это процесс создания крупного машинного производства во всех отраслях народного хозяйства и в первую очередь в промышленности. В сфере промышленности в 30-е годы удалось совершить рывок, дающий мощный потенциал. Были созданы новые отрасли: тракторостроение, автомобилестроение, химическая промышленность, в том числе производство синтетического каучука. Одновременно небывало высокими темпами шел процесс урбанизации, растет численность промышленных рабочих за годы довоенных пятилеток, много быстрее увеличивалась прослойка инженерно-технических работников. Тем не менее, в 1940 г. фондоотдача фактически оставалась такой же, как и в 1928 г. Дали себя знать изменения в составе промышленно-производственного персонала, тяжелые условия его труда, быта, противоречия его образа жизни. Выдвинутый лозунг «Техника решает все!» не оправдал себя. Он отражал технократические представления о конвейерных линиях, о всесилии машин, о приближении эры автоматов, роботов, «кнопочной» цивилизации. Упор на подготовку квалифицированных рабочих, на качественное обучение в вузах, усиление внимания к освоению новой техники был сделан с опозданием.
В целом произошел некоторый сдвиг в самом размещении индустриального потенциала Южного Урала. Особенно в сфере добывающей промышленности на восток. Возросла доля восточных районов в добыче угля. Несколько быстрее, чем в среднем по стране, развивались на востоке добыча нефти, электроэнергетика. Резко шагнула на восток цветная металлургия. Некоторые изменения произошли в размещении машиностроения, хотя и не столь заметные, как в добывающей промышленности. Так, доля Южного Урала в машиностроении возросла в 1937 г. по сравнению с дореволюционным периодом с 3 до 8,5%, главным образом за счет таких гигантов, как Челябинский тракторный завод. Однако большинство машиностроительных заводов строилось в довоенный период на Европейской территории СССР (Украина, Поволжье, Центр).
Южный Урал в начале XX в. представлял собой земледельческий район с характерными для крестьянского хозяйства неустойчивыми урожаями. Промышленность была представлена, главным образом, железнодорожными мастерскими, мельницами да мелкими предприятиями. Недра области, таившими в себе огромное количество ценнейших ископаемых, оставались нереализованными. Гражданская война и события (1917-1920 гг.) отбросили экономику края в пропасть разрухи и отсталости. 20-30-е гг. XX в. были наполнены самоотверженным трудом оренбуржцев.
К концу довоенных пятилеток на Южном Урале было построено более десятка тысяч новых промышленных предприятий. Промышленность края вырабатывала в 1940 г. в 8,7 раза больше продукции, чем в 1913 г., и в 6,4 раза больше, чем в начале 30-х гг. Появились и получили свое развитие новые промышленные отрасли (машиностроение, металлообработка, производство цветных металлов и др.), старые отрасли (легкая и пищевая) получили новый импульс развития. Новые промышленные районы сформировались на территории края: Магнитка, Орско-Халиловский металлургический район, район Бузулука-Бугуруслана, где успешно добывались нефть, в городах Оренбурге и Челябинске произошли коренные промышленные перемены. На 1-е место по численности рабочих вышла металлообработка с машиностроением. К началу 40-х гг. было завершено строительство железнодорожной ветки Акмолинск-Карталы, связывающей Южный Урал с Казахстаном. В то же время при общем росте промышленного производства Южного Урала коренных преобразований в ее структуре не произошло. Южный Урал оставался аграрно-индустриальным краем, и сельское хозяйство играло здесь основную роль. Промышленные предприятия, построенные в 30-е гг., в основном, специализировались на переработке сельскохозяйственного сырья и добыче полезных ископаемых, их транспортировке.
Таким образом, в проведении индустриализации решающее значение приобрели иные, чем в 20-е гг., методы. В сложившихся тогда условиях, когда необходимо было в кратчайший срок создать технико-экономический фундамент социализма, следовало на определенный срок отдать предпочтение административным методам. Индустриализация вызвала существенные изменения в структуре народного хозяйства. В частности, изменилось соотношение между промышленностью и сельским хозяйством в общей продукции народного хозяйства. Однако, в результате заниженных цен на сельскохозяйственное сырье и, соответственно, завышенных цен на продукцию промышленности, которая перерабатывала это сырье, установить реальное участие промышленности и сельского хозяйства в создании национального дохода практически было невозможно.
Взаимосвязь форсированной индустриализации и насильственной коллективизации была обусловлена тем, что они проводились в рамках единой политики "социалистического штурма". Естественно, индустриализация создавала определенные предпосылки для коллективизации сельского хозяйства, обеспечивая его техническое переоснащение, которое рассчитано на ведение крупного хозяйства. Однако она еще больше подстегивала коллективизацию для обеспечения высоких темпов своего собственного развития. К тому же, индустриализация и коллективизация открывали прямой путь к ликвидации многоукладной экономики, что являлось одним из важнейших критериев социалистического советского общества, но вместе с тем имела и свои отрицательные последствия. Опережение темпов развития тяжелой промышленности в это время было особенно разительным. Если вся промышленность удвоила за пятилетие свои основные фонды, то тяжелая индустрия утроила. Ежегодный прирост продукции I подразделения (группа А) на Южном Урале составлял 28,5%, а II (группа Б) — 11,7%. На основе этой идеи в первой пятилетке велось строительство гигантских металлургических заводов в районе горы Магнитной. Принцип комбината заключался в том, чтобы составы, везущие на Урал кузнецкий уголь, обратно возвращались с уральской рудой. Запланированные пятилетним планом первые очереди крупнейших металлургических заводов в Магнитогорске и Кузнецке — общая проектная мощность 3700 тыс. т металла — были выстроены за короткое время. Урало-Кузнецкий комбинат пришел в действие.
Успешно решались задачи капитального строительства на важнейшем участке технической реконструкции народного хозяйства — электрификации страны. Если в начале пятилетки на Южном Урале не было станций мощностью свыше 100 тыс. квт, то к концу пятилетки уже работали такие станции. Особенно важное значение имело сооружение таких гигантских электростанций, как Челябинская. Не все капитальное строительство, которое велось в годы первой пятилетки, было завершено. Во вторую пятилетку перешло незавершенное строительство на сумму 13,7 млрд. руб. Важнейшая цель индустриального строительства в годы первой пятилетки состояла в том, чтобы начать создание второй угольно-металлургической базы на востоке страны методом комбинирования уральской руды и кузнецкого угля.
Хозяйственная политика на Южном Урале в эти годы направлялась на более рациональное размещение производительных сил, ускорение темпов нового строительства, на полное освоение производственных мощностей каждого предприятия. Новые фабрики и заводы создавались как можно ближе к источникам сырья. Усиленно развивались восточные районы страны: Поволжье, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Средняя Азия и Дальний Восток. Между Волгой и Уралом была создана новая нефтяная база — «Второе Баку». Расширялся Магнитогорский металлургический комбинат и завершалось строительство Нижне-Тагильского металлургического завода. Создавались предприятия-дублеры в машиностроительной, химической и нефтеперерабатывающей промышленности. Расширялось кооперирование предприятий, работа на предприятиях проводилась в строжайшем режиме экономии. Средства, строительные материалы и оборудование направлялись в первую очередь на завершение ранее начатого строительства.
В центре внимания по-прежнему были ведущие отрасли промышленности — угольная и металлургическая. Потребности страны в угле и металле с каждым годом росли. Металл требовался в большом количестве оборонной промышленности. Большим злом являлась текучесть рабочей силы. Нередко в течение года на предприятиях Южного Урала почти полностью обновлялся состав рабочих. В системе заработной платы рабочих и в организации их труда допускались извращения. Нормы выработки были занижены. Инженеры и техники часто оседали в канцеляриях трестов и управлений. Поэтому предприятия оставались без достаточного технического руководства, новые, прогрессивные методы добычи угля внедрялись медленно, производительность труда оставалась почти на одном уровне. Подобные недостатки были и в металлургии. На Магнитогорском и Кузнецком комбинатах, на южных металлургических заводах, партийные и советские организации мало занимались подбором и воспитанием руководящих кадров, подготовкой квалифицированных металлургов и правильной организацией их труда. На развитии металлургии сказалось медленное строительство новых доменных и мартеновских печей, отставание в добыче руды. Возникли новые формы соревнования: многостаночное обслуживание, скоростные методы работы, совмещение профессий, экономия сырья, материалов и электроэнергии, сокращение непроизводительных расходов. Положение в угольной и металлургической промышленности несколько улучшилось.
Большое значение для подъема промышленности Южного Урала в условиях нарастания военной опасности имели переход с семичасового на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и запрещение самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий, из учреждений. Благодаря этим мерам, вызванным потребностью усиления обороны страны, укрепилась трудовая дисциплина, увеличился выпуск продукции. Решалась проблема обеспечения промышленности квалифицированной рабочей силой путем создания системы государственных трудовых резервов. Был объявлен ежегодный призыв (мобилизация) молодежи в ремесленные училища и школы фабрично-заводского обучения. Их выпускники направлялись на государственные предприятия. Обеспечивался постоянный приток в промышленность и на транспорт Южного Урала квалифицированных рабочих, что усиливало экономическую и военную мощь страны.

Литература

1. Бакунин А. В. Борьба большевиков за индустриализацию Урала во второй пятилетке. Свердловск, 1967
2. Володин П.А. Челябинск, М., 1950
3. Из истории Магнитогорского металлургического комбината и г. Магнитогорска (1929-1941 гг.). Сб. док. и материалов. Челябинск, 1965
4. История международных отношений и внешней политики СССР (1870-1957 гг.). Под общей редакцией Зуева Ф.Г. М., 1957.
5. Клименко К. Уральский промышленный район. М., 1945
6. Матушкин П. Г. Урало-Кузбасс. Челябинск, 1966
7. ОГАЧО (Объединенный государственный архив Челябинской области), ф. 288, о. 3, д. 239, л. 36-37
8. ОГАЧО (Объединенный государственный архив Челябинской области), ф. 288, о. 12, д. 44, л. 26
9. Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС, 1983
10. Поступь индустрии Оренбуржья. М. Лапаева, В. Сурначев в «Блокноте агитатора», 1984, №3
11. Сталинец-65, 1939, №8
12. Суходеев В., Соловьев Б. Полководец Сталин // В кн.: История России. Современный взгляд. М.: Алгоритм, 1999
13. ЦГАНХ (Центральный государственный архив народного хозяйства), ф. 1562, о. 336, д. 306, л. 1; д. 323, л. 3, д.331, л.3; д. 334, л. 1; д. 336, л. 1; д. 350, л. 1.
14. Шлепнин Г.В., Шиптенко С.А., Напраслина. // Новая экономика. 2006. № 1-2.

Начало

Хостинг от uCoz